Регистрация






Раби Акива Д-р Меир Леман
Последнее сообщение HERMES HERMESIN
08 апр 2017, 19:50

РАВ ИЦХАК КАДУРИ
Последнее сообщение HERMES HERMESIN
17 мар 2017, 23:06

Гилель - автор Цви Вассерман
Последнее сообщение HERMES HERMESIN
17 мар 2017, 22:51

Раби Моше-Хаим бар Яаков-Хай Луцато
Последнее сообщение HERMES HERMESIN
17 мар 2017, 22:47

Авраам Абулафия
Последнее сообщение HERMES HERMESIN
11 мар 2017, 23:41

Моше Кордоверо
Последнее сообщение HERMES HERMESIN
11 мар 2017, 23:37

РАМБАН — Раби Моше бен Нахман (Нахманид) Автор Ш.Л. Абрамови
Последнее сообщение HERMES HERMESIN
06 мар 2017, 23:21

РАМБАМ Автор Рав Цви Вассерман
Последнее сообщение HERMES HERMESIN
06 мар 2017, 23:07

РАШБА – раби Шломо бен-Авраам Адрет
Последнее сообщение HERMES HERMESIN
06 мар 2017, 23:05

Раби Авраам Ибн Эзра С разрешения издательства Швут Ами
Последнее сообщение HERMES HERMESIN
06 мар 2017, 23:04




гороскоп


Фазы Луны (Москва)




Праздники славян

Языческие праздники

Православные праздники



Важные объявления!

МЫ ТЕПЕРЬ НА
Пожалуйста зарегистрируйтесь чтобы увидеть ссылку



ТРЕБУЮТСЯ МОДЕРАТОРЫ ЗДЕСЬ!

Раби Акива Д-р Меир Леман

Модератор: HERMES HERMESIN

МАГИСТР
Аватар пользователя
Сообщений: 4695
Зарегистрирован: 13 окт 2014, 17:35
Откуда: ISRAEL

Раби Акива Д-р Меир Леман

Сообщение HERMES HERMESIN » 08 апр 2017, 19:50

Раби Акива Д-р Меир Леман
Мыслитель и человек действия
Людмила КЛИГМАН

Как известно, еврейская история изобилует мудрецами и учеными всех направлений, внесшими огром­ный вклад в нашу цивилизацию. Каждое имя незабываемо. Но величайшим из мудрецов Израиля во всех поколениях называют рабби Акиву бен Йосефа, жившего в 1-2 веках нашей эры.

Его именем названы улицы, школы, иешивы и город в Израиле – Ор-Акива. Могила этого мудреца находится в Тверии. Синий купол высотой 15 метров, стеллаж с религиозными книгами, молитвы, вычерченные на мраморе. Над памятной мраморной плитой, в огромной стеклянной посуде – постоянно горя­щая свеча. Могила рабби Акивы – одна из самых почитаемых для верующих всего мира.

«По глубине своего интеллекта, широте понимания и ясности взгляда герой этого повествования стоит в одном ряду с такими выдающимися фигурами еврейской традиции, как Моше среди пророков или Маймонид и Спиноза среди философов», – пишет Луи Финкельстайн в книге «Рабби Акива». Многие не уступают ему в преданности идее, человечности, оригинальности мышления. «Но лишь Акива сочетал все эти качества, и лишь Акива обладал такой яркой индивидуальностью, которая сделала его наиболее почитаемым и наиболее любимым из всех талмудических мудрецов».

В трактате «Санѓедрин» приводятся слова рабби Иоханана бен-Наппахи: «Все анонимное в Мишне исходит от р. Меира, все анонимное в Тосефте – от р. Неемии, все анонимное в Сифра – от р. Йеѓуды и все анонимное в Сифре – от р. Шимона; но все они следуют взглядам Акивы». В этих словах – краткая, но исчерпывающая оценка вклада Акивы в развитие иудаизма, а значит – в сохранение еврейского народа.

Тем не менее, написано о рабби Акиве немного: посвященная ему литература насчитывает не более 700-800 страниц. По мнению специалистов, лучшая его биография – это статья профессора Луи Гинзберга в «Джуиш Энциклопедиа». Удивителен контраст между значением Акивы и скудостью посвященных ему исследований. Ведь почти на каждой странице 18 томов Вавилонского Талмуда, во всех раввинистических сочинениях, созданных в Эрец-Исраэль, можно прочитать о взглядах и приключениях рабби Акивы, записанных преданными учениками. Но произведения эти были доступны только изучающим Талмуд. Да и еврейские ученые обычно испытывали антипатию к биографии как таковой: обрисовка человеческой личности у них всегда подчинена истории народа.

Кем же был этот человек, влияние которого оценивалось столь высоко современниками и последующими поколениями, почему неиссякаем людской поток к его могиле? Биография рабби Акивы существенно отличается от биографий других мудрецов и законодателей.

Вот что пишет д-р Меир Леман в историческом романе «Акива»: «Перед нами удивительный, многоликий образ мыслителя и человека действия, жившего и трудившегося в трагическое время после разрушения римлянами Второго Храма. Жизненный путь рабби Акивы вымощен многочисленными событиями, каждое из которых представляет собой впечатляющую драму о человеке, вышедшем из низов народа, о пастухе, бедном в Торе и в мудрости, который рос и развивался в легендарную личность, превзошедшую всех в своем поколении и в последующих веках. Духовный вождь и руководитель, восставший против власти могущественного Рима и не смирившийся пред игом преходящим».

Акива родился около 40 г. н.э. в бедной семье и долго был неграмотным. Будучи тем, кого презрительно называли «ам ѓа-арец» (дословно – «человек земли», на самом деле – «быдло», «невежда»), он считал виновниками своего нищенства законодателей и мудрецов. Уже будучи известным мыслителем, Акива рассказывал: «Когда я был ам ѓа-арец’ом, я говорил: если бы попался мне мудрец, я укусил бы его, как осел». Кто-то из учеников поправил: «Следует говорить – не как осел, а как собака». Акива возразил: «Нет, именно как осел: собака только кусает, а этот ломает кость». Настолько велика была ненависть невежды к ученым. Возможно, именно своему происхождению Акива был обязан тем, что в дальнейшем, будучи уже умудренным годами, он сумел преодолеть пропасть, разделявшую различные сословия.

Может быть, так и остался бы уже не юный сын крестьянина Йосефа пастухом (человек он был могучего телосложения, но рано обзавелся лысиной), если бы не удивительная женщина по имени Рахель.
Когда Акива пришел наниматься на работу к Калба Савуа, он рассказал, что происходит из рода знатных язычников, принявших иудаизм. (Впоследствии недоброжелатели называли его «сыном гера».) Дочери Бен Калба Савуа, одного из крупнейших иерусалимских богачей, удалось разглядеть в скромном поденщике незаурядного человека, увидеть его «дух, остроумие и силу воли».

Рахель и Акива полюбили друг друга. Именно Рахель, тревожившаяся о будущем Израиля, о сохранении Б-жественного учения, убедила Акиву заняться образованием. В этом случае Рахель обещала выйти за него замуж. Отец отказался выдать дочь за неграмотного простолюдина.

Но Акива, которому было уже далеко за тридцать, поклялся учиться, и они поженились.

Рахель, оставшись без родительской под­держ­ки (разъяренный отец не дал молодоженам ни гроша), жила в ужасной бедности в деревне Корха1, работала, чтобы содержать семью. Ей пришлось даже отрезать и продать свои прекрасные волосы, чтобы как-то продержаться. Несмотря на непривычную бедность, Рахель проявляла удивительное мужество и милосердие к окружающим. Будучи беременной, она умудрилась заработать и отложить небольшую сумму. Но когда случилась беда у нищих соседей, Рахель без колебаний отдала им свои сбережения. Она не сомневалась в милосердии Б-га.

Вот тогда-то и сказал ей Акива: «О, я богат, ведь у меня такая жена! Но если Б-гу будет угодно наделить меня богатством, в память об этом часе твой лоб украсит золотая диадема с видом священного города Иерусалима!»
Свое обещание Акива сдержит. Однако первое время будущему мудрецу учеба не очень-то давалась. Но Рахель верила в мужа.

Наконец, когда их сыну Иеѓошуа исполнилось пять лет, Акива привел мальчика к учителю, сел с ним рядом и сказал: «Мой господин, учи нас». Он учился вместе с сыном – начиная с алфавита. И тут оказалось, что ум Акивы, до того дремавший, вдруг проявил всю свою мощь.

И Акива, вскоре превзошедший в знании своего первого наставника, решил попроситься в ученики к выдающемуся ученому Израиля – рабби Нахуму из Гимзо. Позже Акива будет сопровождать учителя в поездке в Рим, чтобы приветствовать нового императора Домициана и вручить ему дары от Иудеи. После смерти рабби Наѓума Акива отправился в знаменитую раввинистическую академию в Явне, созданную первосвященником Иохананом бен Заккаем.

Ситуация, сложившаяся в Эрец-Исраэль к тому времени, была чрезвычайно тяжелой. Иудейская война, великое восстание против Рима, закончилась полным разгромом восставших, захватом Иерусалима и сожжением Второго Храма. В конце осады Иерусалима Иоханан бен Заккай, под видом умершего, был вынесен из Иерусалима преданными учениками и предстал перед римским полководцем, будущим императором – Веспасианом. Еврей предсказал Веспасиану власть над Римской империей. Когда же тот спросил о просьбах, р. Иоханан скромно попросил разрешения на открытие школы. И получил это разрешение.

К тому времени, как Акива бен Йосеф принял решение продолжить учебу, эта ешива – «Виноградник в Явне» – уже была признанным центром учености всего еврейского мира и считалась Санѓедрином.

Акива учился и у рабби Элиэзера бен Урканоса, и у других известных мудрецов. Несмотря на лишения и бедность, Акива с беспримерной самоотверженностью и усердием постигал Б-жественную мудрость, пока не приобрел славу крупнейшего знатока Торы в своем поколении. Позже рабби Акива основал свою ешиву в Бней-Браке.
После 12 лет упорной учебы у рабби Акивы уже было множество своих учеников, которые стали великими учителями следующих поколений.

Он вернулся домой и у дверей услышал разговор своей жены с соседом. Тот жалел женщину, вынужденную переносить тяготы бедности. Но Рахель ответила, что готова ждать мужа еще много лет, лишь бы это помогло ему достичь вершин учености. И Акива, не зайдя домой, тут же вернулся к учебе…

Когда рабби Акива, наконец, вернулся домой, слава о нем уже распространилась по всему Израилю.
Его встречали толпы восторженных почитателей. Жене было нелегко пробиться к рабби Акиве, но, увидев ее, ученый восторженно сказал своим ученикам: «Это Рахель, моя дорогая благородная жена. Тем, кем я стал, я обязан ей. Без нее я оставался бы и сегодня невежественным пастухом!»

Среди встречавших Акиву был и его тесть Калба Савуа. Он не знал, что великий рабби – его зять, и попросил у того совета, как распорядиться судьбой своих богатств после смерти. Тогда все и открылось.

Рахель была полностью вознаграждена: ведь ей недоставало только примирения с отцом, в остальном она была абсолютно счастлива: «Не нужда и скорбь были моей судьбой, а высшая радость и величайшее счастье, которое может выпасть на долю женщины. Ведь благороднейший, мудрейший человек на земле – мой супруг. У меня есть дети, идущие по его стопам…»

Став богатым, Акива заказал для жены золотую диадему с видом Иерусалима, и скромная Рахель носила подарок постоянно – не из щегольства, а чтобы показать дочерям Израиля, сколь много может сделать слабая женщина для священного Б-жественного учения…

Учение рабби Акивы, превратившегося из безграмотного пастуха в крупнейшего законоучителя, оказало глубочайшее влияние на развитие иудаизма. Именно рабби Акива впервые взялся за выполнение грандиозной задачи, которой занимались после него многие титаны еврейской мысли. Он начал классифицировать разрозненные сведения из сокровищницы Ус­тной Торы и распределять их в сборники Мишна, Мехилта, Сифра, Сифрей, Мидрашей, Галахи и Агады, заложив тем самым базу для кодификации Мишны. 614 постановлений и изречений рабби Акивы вошли в Талмуд, 350 из них приняты нашими мудрецами в качестве закона. Где бы ни изучалась еврейская традиция, постановления и доктрины р. Акивы всегда признавались решающими.

Талмудисты говорили, что Акива спас Тору от забвения. Некоторые мудрецы сравнивали рабби Акиву с Моше-рабейну и даже отмечали, что они были признанными руководителями еврейского народа в течение одинакового времени, по сорок лет. Многие авторы считают рабби Акиву отцом талмудического иудаизма. Позднее рабби Иеѓуда ѓа-Наси (135-217) собрал и отредактировал обширный материал Устного Закона, который составил шесть книг «Мишны», ставшие основой Талмуда.

Глубокий гуманизм Акивы, который назвал «великим правилом Торы» заповедь «Люби ближнего твоего как самого себя» (Лев. 19:18), имеет общечеловеческий характер. В его толковании эта заповедь обязывает еврея любить всех людей, ибо все они созданы в соответ­ствии с одним первообразом. Сохранившиеся данные об Акиве рисуют его как человека, заботившегося о бедных, отличавшегося предельной скромностью и в то же время большой духовной независимостью и смелостью в отстаивании своих убеждений.

ВЫСКАЗЫВАНИЯ РАББИ АКИВЫ
«Забавы и легкомыслие (сопровождаемые насмешками и бессмысленной болтовней) приучают к безнравственности».
«Все предопределено, но свобода дана».
«Мир судится добром, и все зависит от большинства деяний».
«Привлекательность греха сначала слаба, как нить паутины, а под конец становится крепче корабельного каната».
«Беднейший человек в Израиле должен рассматриваться как аристократ, потерявший свое имущество, ибо все они потомки Авраѓама, Исаака и Яакова».
«Выбирай места несколькими ступенями ниже, чем ты заслуживаешь, ибо лучше, чтобы тебе сказали: ”Поднимись выше”, чем если бы тебе сказали: “Сойди вниз”».
Рабби Акива считал обучение других людей важнейшей обязанностью. Он говорил: «Хотя ты обучал учеников в юности, ты должен преподавать и в старости». Он был уже стар, когда начался мор, унесший жизни 24 тысяч его учеников. Р. Иеѓуда Зев Сегал, автор книги «Вдохновение и проницательность», отмечает, что рабби Акива тяжело переживал их смерть. Из многих тысяч учеников с ним остались только пятеро. Но рабби Акива не сдавался; продолжал свою миссию в распространении мудрости Торы. Все пятеро учеников – рабби Меир, рабби Иеѓуда бар Илай, рабби Шимон бар Йохай, рабби Йосе бен Халафта и рабби Элазар бен Шамуа – стали выдающимися знатоками Торы. В честь учеников рабби Акивы установлен праздник Лаг ба-Омер.

Великий ученый и педагог, Акива был и авторитетнейшим общественным деятелем. Он входил в делегацию, посланную в Рим с ходатайством об отмене декрета императора Домициана (81-96) о запрещении изучения Торы и выполнения еврейских законов. Рабби Акива стал духовным вдохновителем самого мощного в мировой истории восстания против тирании Рима под водительством Шимона бар Козива, это он дал ему имя Бар-Кохба («сын звезды»). Надежды на Бар-Кохбу были столь велики, что рабби даже объявил полководца Машиахом (правда, потом раскаялся в этом).

Когда римляне ввели запрет на изучение Торы и соблюдение еврейских законов, рабби Акива отказался подчиниться приказу, продолжал занятия с учениками даже в тюрьме. В то время казнили тысячи людей – за соблюдение Субботы, за обрезание, за съеденный прилюдно кусочек мацы, пишет Э. Рабухин. Однако из страха перед ученостью и репутацией выдающейся личности римляне не сразу казнили рабби Акиву. Они держали его в заключении три года и разрешили, чтобы его навещал Шимон бар Йохай, прибывший, чтобы находиться вблизи учителя. «Продолжай наставлять меня», – просил Шимон, и Акива ответил: «Еще больше, чем теленок хочет сосать, корова хочет его накормить» (трактат «Псахим», 112). Это высказывание выражает важнейшую обязанность «мораша пе-ханхиль» – сохранить и передать следующим поколениям наше духовное наследие. Шимон бар Йохай, ставший впоследствии известным ученым (он считается автором книги «Зоѓар»), говорил ученикам: «Изучайте мои принципы, ибо я тщательно отобрал их из того, что передал мне рабби Акива».
Римские власти приговорили 120-летнего мыслителя к мученической смерти – с него живьем содрали кожу раскаленными щипцами. Д-р М. Леман в своем историческом рассказе приводит сцену казни. Ни единого вопля не сорвалось с губ рабби Акивы. «Этот человек – чародей, у него есть волшебное средство, которое делает его нечувствительным к боли!» – вскричал руководивший казнью римский патриций Тиний Руф (он ненавидел Акиву и по личным причинам – его жена Руфина под влиянием еврейского мудреца стала иудейкой, бросила своего жестокого мужа). Казнь происходила на рассвете, когда каждый еврей должен читать молитву «Шма, Исраэль!». И рабби начал читать: «Слушай, Израиль: Г-сподь, Б-г наш, Г-сподь един…» Когда Акива произнес слово «един», его душа вознеслась к небесам.

После смерти рабби Акивы «была сокрушена рука Закона и пересохли источники мудрости». Но уже через несколько лет его ученики основали новую академию в Галилее. От нее пошли другие выдающиеся школы в Вавилонии, затем в Северной Африке, в Европе, во всех местах еврейского рассеяния. Философия рабби Акивы оказала влияние на общее направление западноевропейской мысли. Под влиянием его идей сформировались взгляды Маймонида, Грешонида и Крескаса, а те, в свою очередь, повлияли на ряд авторов – от Фомы Аквинского до Спинозы, заложивших основы современной философской мысли. Существует тесная связь между идеями Спинозы и учением Акивы о том, что Б-гослужение есть не что иное, как выражение любви, и что учение является высшей формой служения Б-гу.

«Жизнь и учение Акивы приобретают особое значение в наших глазах вследствие рекон­струкции социальных конфликтов его времени»,– отмечает Луи Финкельстайн. Несмотря на то, что человеческая цивилизация претерпела с тех пор огромные изменения, проблемы, с которыми приходилось сталкиваться Акиве, снова стоят перед нами. Это проблемы мира между народами, образования, статуса женщины, прав работников, освобождения религии от предрассудков и многие другие.

Его учение, его слова и действия излучают свет до конца всех поколений. Да будет для нас девиз жизни этого гиганта духа: «Люби ближнего своего как себя самого – вот великое правило в Торе!» – путеводной нитью на нашем пути в отношениях между человеком и ближним его, между личностью и обществом.
Д-р Меир Леман

Вернуться в БИОГРАФИИ ИЗВЕСТНЫХ КАББАЛИСТОВ

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


@Mail.ru